США против Китая: решится ли ФРС на обвал Азии?

США против Китая: решится ли ФРС на обвал Азии?

Девальвация юаня и последующий обвал индекса Shanghai Composite вынуждает США ещё раз взвесить решение об ужесточении кредитно-денежной политики. Дорогой доллар может обвалить китайский фондовый рынок и цены на нефть


МОСКВА, 28 августа 2015, 00:25 — REGNUM Американо-китайские отношения переживают сложные времена. Несмотря на то, что Международный валютный фонд называет замедление экономики Поднебесной всего лишь «корректировкой», проблемы множатся.

По данным агентства Bloomberg, Пекин распродал часть принадлежащих ему американских казначейских облигаций (US Treasuries), чтобы за счёт полученных долларов сгладить ослабление юаня после девальвации 11 августа.

Только 27 августа Народный банк Китая (НБК) влил в финансовую систему страны 150 млрд юаней ($23,4 млрд), что позволило индексу Shanghai Composite подняться к закрытию на 5,3% после пяти сессий падения. Днём ранее НБК подбодрило рынок 140 млрд юаней ($21,8 млрд).

Финансовая стабильность — дорогое удовольствие. Об этом известно и в США, где монетарные власти решили взвесить решение об увеличении ставки рефинансирования, которая сегодня равняется 0,25% годовых. Председатель ФРС США Джанет Йеллен высказывается пока уклончиво. «Если экономика продолжит рост в том диапазоне, в котором мы ожидаем, то повышение ставки рефинансирования в этом году вполне вероятно», цитирует Йелен катарский телеканал Al Jazeera. В аналогичном ключе сделал заявление и глава Федерального резервного банка Атланты Дэннис Локхарт, который считает повышение ставки в сентябре «целесообразным временем».

Однако экс-секретарь казначейства США Лоуренс Саммерс не разделяет эту позицию:

«Повышение ставки рефинансирования погрузит финансовую систему страны в кризис с непредсказуемыми результатами и последствиями». По его словам, «ужесточение денежной политики негативно повлияет на рынок занятости, поскольку выгоднее будет придерживать наличность, а не инвестировать её». «Более высокие процентные ставки увеличат курс доллара, что сделает экспорт менее конкурентоспособным, оказав давление на наших торговых партнёров», — заявил Саммерс в своём блоге на Financial Times. Американский финансист намекает на Китай — крупнейшего в мире держателя государственных облигаций США ($1,271 трлн). Более того, на долю Пекина приходится 3,65 трлн долларовых резервов, которые сократились на $315 млрд за последние 12 месяцев.

«Тигр» или «бумажный тигр»?

Мао Цзэдун был дальновидным политиком. Это качество подпитывалось в нём не только чутьём, но и памятью. До своей смерти в сентябре 1976 года Мао считал Иосифа Сталина «тигром», а Ричарда Никсона и его страну пренебрежительно называл «бумажным тигром». Если по первому пункту вопросы не возникают — Мао получил власть из рук Сталина, то по второму — есть над чем задуматься. Не случайно телекомпания CNN озабочена сентябрьской поездкой в Вашингтон председателя КНР Си Цзиньпина, которая состоится впервые с его вступления в должность 14 марта 2013 года.

За минувшие два года Си неоднократно приезжал в Россию, но всячески откладывал встречу с Бараком Обамой в Вашингтоне, не скрывая наличие стратегических проблем в отношениях. Перед поездкой в США (2-3 сентября) Пекин по приглашению Си посетит президент России Владимир Путин. Как сообщает пресс-служба Кремля, стороны «обменяются мнениями по актуальным международным и региональным проблемам, перспективам углубления взаимодействия в рамках ООН, «Группы двадцати», АТЭС и других международных организаций, сопряжения строительства Евразийского экономического союза с проектом Экономического пояса Шелкового пути». Так, что визит главы КНР в США посвящен не только падению индекса Shanghai Composite, который с июня утратил 40% своей стоимости.

Эксперты предполагают, что в сентябре Федеральная резервная система США решится на ужесточение кредитно-денежной политики, укрепив доллар в ущерб азиатским рынкам. Если это так, то китайский лидер попробует отговорить Обаму и главу ФРС Йеллен. 24 августа, названное в прессе «черным понедельником», — весомый аргумент, не так ли? Заокеанские аналитики наглядно убедились в том, что каждый «чих» Китая мгновенно сказывается на экономике США: стоило индексу Shanghai Composite просесть на 8,5%, как Dow Jones отреагировал падением на 1 тыс. пунктов.

Такого явления мировая экономика не наблюдала с 2007 года. Единственное благо для Китая — баррель марки Brent опустился до $42,54. Однако к 27 августа сырьевые рынки отыграли падение, а Brent вернулась к $47,10. Вашингтон предпочёл не заметить финансовую бурю, вспомнив о недавней девальвации юаня. «Мы убеждены, что повышение прозрачности китайской экономики положительно скажется на мировой экономике, а следовательно, и экономике США.

Они должны продолжать финансовую реформу, чтобы повысить гибкость обменного курса и быстро двигаться в сторону рыночной системы определения обменного курса», — заявил официальный представитель Белого дома Джош Эрнест, повторив позицию президента Обамы, министра финансов Джека Лью и Международного валютного фонда о необходимости «свободного плавания» юаня и торгуемых в Китае акций.

Китай — не Советский Союз

Суть в том, что проект G2 (США и КНР), о котором во время первого президентского срока Обама рассуждали эксперты, так и остался на бумаге. Америка предприняла все усилия, чтобы купировать влияние Китая в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке. Кульминацией противостояния стала гражданская война в Йемене, которая позволила «Аль-Каиде» захватить в конце августа ключевой порт в Аравийском море — г. Аден, что делает проход китайских судов через Баб-эль-Мандебский пролив (в пер. с арабского — «Врата скорби») опасной затеей. Очередь теперь за Ормузским проливом, где погоду определяет Иран.

На американскую активность Китай ответил экспансией в Южно-Китайском море, продолжив строительство островов. Вашингтон продолжает наступление: вместо конструктивной повестки дня, директор Национальной разведки США Джеймс Клэппер в очередной раз называет КНР «главным подозреваемым» в кибератаке на серверы американских компаний, в результате которой были утеряны персональные данные 22 млн человек.

Клэппер рассуждает в категориях реализма: «Если бы мы могли совершить нечто подобное, то обязательно сделали бы это».

Америка нуждается в новом Советском Союзе. Однако Китай не смог заполнить эту «вакансию» или не захотел. Подтверждение тому мы находим в словах кандидата в президенты США Дональда Трампа, который не скрывает своего негатива к монетарной политике НБК. И дело здесь не только в предвыборном популизме. Вот как строительный магнат предлагает принять Си Цзиньпина в Вашингтоне: «Я бы не стал разбрасываться для него обедами.

Я бы угостил его гамбургером из McDonald’s и сказал: «А теперь вы должны приступить к работе, потому что вы не можете продолжать девальвацию юаня». На Уолл-Стрит так думают многие, Трамп лишь выражает общее настроение. Мог бы американский политик позволить себе аналогичное высказывание про советское руководство?

За рамки рейгановской «империи зла» риторика никогда не выходила.
В глобальной экономике происходят тектонические сдвиги, порождённые взаимозависимостью США и Китая. Линия соприкосновения — американский доллар, лежащий в основе межгосударственной торговли. Ранее эксперты называли этот феномен Кимерикой, намекая на тесные хозяйственные узы двух стран. Однако теперь Вашингтон и Пекин озабочены политическими проблемами, в основе которых — нежелание Народного банка Китая пустить юань в «свободное плавание».

На западном берегу Атлантики возмущены тем, что китайцы, построившие вторую экономику планеты на базе государственного капитализма, отвергают рыночный фундаментализм с его туманными формулировками про «невидимую руку рынка» и веру в саморегулирование на основе спроса и предложения. За минувшие пятнадцать лет администрации Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы так не сумели обратить Поднебесную в свою «экономическую веру». Разумеется, это бьёт по самолюбию вашингтонского истеблишмента и банкиров с Уолл-Стрит, которые привыкли диктовать остальным собственные правила игры.

Саркис Цатурян