Крах «глобальной демократизации»

Крах «глобальной демократизации»

Печальные события последних месяцев в Малороссии заставляют нас глубже понять и прочувствовать отношения России к мiру. Мы не должны страшиться. «Известихся бо, яко ни смерть, ни живот, ни ангели, ни начала, ни силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина кая тварь возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе Иисусе Господе нашем». Рим. 8:38-39.

 Крах «глобальной демократизации»

...Размышляя о неприязни к России, мы углубляемся в даль времён... С 1500 по 1900 гг. земной шар был поделён между очень немногими государствами. В 1900 году мир состоял из трёх категорий стран - независимых государств, которых было подавляющее меньшинство, полуколоний и колоний. При этом в колониальную зависимость попали очень разные общности - и родоплеменные, и имевшие длительную историю собственной государственности. Как правило, влияние метрополий на жизнь колоний ограничивалось экономической эксплуатацией, хотя иногда имело место и культурное влияние - например, через деятельность миссионеров. Однако, крайне редкими были случаи, когда колониальные власти задавались целью полностью уничтожить местную культуру и обычаи. К числу подобных эксцессов можно отнести «исправление имён» на Тайване в первые годы японской оккупации, да ещё некоторые меры правительства США по уничтожению традиционной индейской культуры. В основном происходило взаимопроникновение туземных и колониальных традиций, в результате чего создавалась новая культура. Таков, например, путь большинства латиноамериканских обществ. Россия не поддалась иноземной колонизации, она защищала славян и греков от угнетения.

ХХ век принёс большинству колоний западных стран формальную независимость. Но, к сожалению, это не принесло народам третьего мира реального освобождения - освобождения от голода, войн и хронической нищеты. На единицы процветающих бывших колоний приходятся десятки государств, в которых фактически отсутствуют здравоохранение, образование, полноценная система юстиции.

Международное сообщество потратило немало интеллектуальных усилий и финансов на попытки исправить это положение, но толку мало. Более того, хаос и распад общественных отношений затрагивают новые регионы мира. Так, до 2011 года считавшаяся относительно благополучной в социально-экономической сфере, Ливия в настоящее время погружена в нищету и охвачена гражданской войной, метастазы которой распространяются на Мали и Египет. За 5 лет (1990-1995) процветающая Югославия была превращена в развалины. Противоположных примеров - когда благодаря демократизации нестабильная страна вдруг превращалась в благополучную - мы просто не знаем. Почему же усилия по привитию демократического порядка, как правило, заканчиваются хаосом и войной?

Этот вопрос можно сформулировать по-другому: имеет ли Запад право навязывать свои политические и экономические нормы в качестве общеобязательных?

Некогда Запад обосновывал такое право верностью Христианскому Слову и делу. Но после революции 1968 года, а особенно после надписей «Счастливой Пасхи!» на бомбах в 1999 году, Запад этот аргумент окончательно потерял ( а можно вспомнить и безчинства 1204 года...). .

С 1945 года (а применительно к англосаксонской общности - и раньше, вехой здесь является год основания Лиги наций) это право подразумевалось как неформальное, а в ходе Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе такое право было закреплено и юридически. Руководство СССР не отдавало себе отчёта в том, какое оружие оно вкладывает в руки своих врагов в момент подписания Заключительного акта СБСЕ. Этим оружием Запад не преминул воспользоваться. Отныне, представительная демократия со стандартным набором прав человека признавалась единственно верным типом государственного устройства. СССР втягивался в заведомо проигрышную борьбу за воплощение «демократических ценностей». Через некоторое время Запад добился своего: руководители Советской сверхдержавы предстали перед ним в роли школьников, пытающихся оправдаться за невыученный урок. В 1990 году, исключив из Конституции статью о роли КПСС, Советский Союз произвел идеологическую капитуляцию. С этого времени и до сегодняшнего дня теория представительной демократии в сочетании с рыночной экономикой шествует по миру в качестве «Великого Учения», все противники которого априори записываются в кровожадные злодеи. Лишь в самое последнее время со стороны БРИКС начали раздаваться робкие критические голоса - да и то только потому, что сама теория представительной демократии и прав человека стала претерпевать совсем уж неудобоваримые метаморфозы.

Между тем, теория проверяется практикой. Слепая вера в то, что идеалы, выработанные в парижских ( брюссельских, страсбургских и вашингтонских) кабинетах, пригодны для всего человечества, была понятна в 1789 или 1870 годах, когда, по словам Юрия Самарина, парижане были убеждены в том, что всё французское - «истинно человеческое». Но эта вера в западную непогрешимость не выдержала испытаний Сомали, Косово, Ирака и Афганистана. В 1993-1994 годах ООН и уполномоченные ею американские войска покрыли себя пятном несмываемого позора во время печально знаменитой операции «Продолжение надежды». После её завершения и бегства американских рейнджеров из Могадишо в Сомали продолжилась гражданская война, идущая до сих пор, и конца ей не видно. «Демократические ценности», принесённые в Багдад на штыках американских солдат, почему-то не вдохновили иракский народ на построение полноценного государства. Очень хрупкий политический режим постсаддамовского Ирака в итоге стал жертвой полукочевых разбойничьих орд, объединившегося под знаменем «всемирного джихада». Страны Восточной Европы, вовлечённые в процесс демократизации и ставшие членами ЕС и НАТО, переживают нескончаемую партийную чехарду, а их экономики висят на цепях западных кредитов, как полудохлые коровы у нерадивого скотника. «Демократизаторы» из американской армии в 2004 году избили престарелого сербского священника Иеремию Старовлаха, осквернили священные предметы...

В последние два года насаждение демократии ознаменовалось несколькими эпическими провалами. Снова страдает африканский континент. США и Западная Европа усиленно пытались сколотить витрину демократического благополучия в Южном Судане. Казалось бы, все условия налицо: богатейшие природные ресурсы, политическая элита воспитана в западных университетах, англиканскими и прочими миссионерами создана новая культура, народ десятилетиями боролся «за демократию» против «диктатуры Хартума». Эта борьба была увенчана признанием формальной независимости Южного Судана от Судана со стороны Генассамблеи ООН. И что же? Не успели стихнуть восторги по поводу обретения независимости, как в стране разразилась гражданская война...

Но вернёмся в Европу. События на Украине, когда в результате государственного переворота к власти пришли поклонники Степана Бандеры и Романа Шухевича, казалось бы, не имели никакого отношения к распространению демократии. Но нет - Запад взял бунтовщиков под своё покровительство и даже предоставил им «право» убивать тех, кто не согласен с лозунгом «Бандера придэ - порядок наведэ». Странная получается демократия...

На мой взгляд, теория и практика демократического государственного строительства за последние годы стала приобретать отчётливые тоталитарные черты. Бывшие либералы и сторонники прав человека вдруг стали делить людей на «демократически ориентированное большинство» и изгоев, которым нет места в «цивилизованном обществе». К последним относятся: сторонники традиционной семьи - во Франции, «понимающие Путина» - в Германии, сторонники обучения религии в школах - в Испании, сторонники славянского единства - в Польше и Чехии и т.д...

Слова «изоляция» и «санкции» тоже вроде бы не из лексикона классических либералов...

Узнали бы сейчас своих идеологических потомков Алексис де Токвиль и Уильям Гладстон?

Обобщая всё сказанное выше, можно сказать, что попытки навязывания западных политических и экономических норм и институтов в качестве общечеловеческих привели лишь к расширению площади зоны хаоса и безвластия на Земле.

В настоящее время «право» Запада на навязывание своих законов и обычаев остальному человечеству покоится только на грубой силе. А построенная по западным лекалам рыночная экономика с каждым днём становится всё менее эффективной и всё более подверженной кризисной эрозии.

События на Украине показали, что «мировая демократизация» имеет предел, после которого демократия превращается в свою противоположность. Хотя нельзя не отметить, что потенциал превращения демократии в «диктатуру демократов» существовал всегда. У истоков современной концепции демократии - не только «Декларация прав человека», но и кровавые «республиканские свадьбы» в Вандее, а Наполеон подарил человечеству не только «Кодекс» своего имени, но и технологию расстрела людей из пушек в городских кварталах.

Россия, медленно и тяжело возвращающаяся к национальному самосознанию, оказалась у края грохочущей пропасти, разделяющей неототалитарную «Большую семёрку» и остальное человечество, не желающее жить в «глобальной казарме». Тектонический разлом проходит по Северскому Донцу и Перекопу.

Россия оказалась на переднем крае противостояния Глобального Запада и Глобального Востока не по своей вине. Нам необходимо продолжить борьбу за существование.

К сожалению, паучья стратегия Маастрихта-91 удалась. Как известно, паук впускает в тело своей жертвы желудочный сок, который переваривает внутренности жертвы, оставляя хитиновую оболочку нетронутой. Так и в нынешней Европе: флаги, гербы, нашивки на военной форме, "День рождения Королевы", католические религиозные процессии - всё это хитиновая оболочка, под которой - однородная масса, пропитанная зловонным "духом демократии и прав человека", духом 1968 года. Конечно, в этой массе попадаются непереваренные кусочки - "Йоббик", Национальный фронт Франции... Но они не могут заменить полноценные национальные организмы, существовавшие до Маастрихта. Стремление Франсуа Миттерана ограничить вмешательство США в европейские дела, возмущение Герхарда Шрёдера войной в Ираке - это последние конвульсии несчастных европейских держав, перевариваемых во имя "евроатлантической солидарности"...

...Итак, «атлант расправил плечи», и «небесный свод» обвалился на руки «титушек, ватников и колорадов», «нерыночных», «нетолерантных» и прочих «неприспособленных», говоря словами покойного А.С. Панарина. Нам теперь придётся поддерживать существование человечества. Что ж, с этой реальностью нам жить дальше. Глупее всего было бы пытаться вновь завоевать «дружеское расположение» Вашингтона и Брюсселя. Когда на нас движется поток вулканической лавы, нет смысла рассуждать о ремонте садовой беседки под названием «Большая восьмёрка».

Несомненно, для восстановления Русского Дома (коль скоро площадка в коттеджном посёлке им. Барака Обамы нам «не светит») понадобятся труды классиков национальной (философской, экономической и политологической) школы - А.С. Хомякова, братьев Киреевских и братьев Аксаковых, С.Ф. Шарапова и А.Д. Нечволодова, Т. Д. Флоринского, И.А. Ильина и И. Л. Солоневича. Но не лишним, на мой взгляд, будет обращение к братской философской и политической мысли - к трудам Драгоша Калаича, Стилианоса Ангелоса Папатемелиса, о. Георгия Металлиноса. Что-то полезное мы можем почерпнуть из опыта латиноамериканских патриотов - Омара Торрихоса и Хуана Веласко Альварадо.

Не нужно стесняться быть «другим» - не таким, как «средний американец».

У нас есть православная по своей сути идеология «Русского мира» - и, судя по яростному неприятию её со стороны американских марионеток в Киеве, это правильная идеология.

У нас есть жизненные примеры Преподобного Сергия Радонежского, Митрофана Воронежского, Серафима Саровского, Царственных Страстотерпцев.

У нас есть опыт экономической мобилизации в двух мировых войнах.

У нас есть искренние друзья на Балканах, в Азии, Африке и Латинской Америке.

А самое главное: «Кто боится Господа, тот [становится] выше всякого страха, тот устранил и оставил далеко за собой все страхи этого мира, и никакой трепет не приблизится к нему» (прп. Ефрем Сирин. О страхе Божием и о последнем суде).

 

Алексей Поповкин, кандидат исторических наук.

источник