На грани взрыва: Узбекистан ожидает нашествия террористов.

На грани взрыва: Узбекистан ожидает нашествия террористов.





За поступавшими в последние дни сообщениями СМИ о выборах президента Узбекистана как-то скрылись события в северных районах Афганистана, имеющие непосредственное отношение к внутриполитической обстановке в Узбекистане. Между тем афганское информационное агентство «Хаама Пресс» сообщило, что действующий в последние несколько месяцев в северных афганских провинциях некий Садулла Ургенчи отказался подчиняться «Талибану», в частности лидеру движения мулле Омару, и заявил о переходе под командование «Исламского государства» (ИГ), за последние несколько месяцев расширившего своё влияние в Афганистане и ставшего головной болью для многих политических деятелей страны. Эта информация содержится в недавно распространённой представителями «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ) видеозаписи, где в том числе запечатлена расправа боевиков над афганским солдатом, который был обезглавлен. Садулла Ургенчи сообщил, что в настоящее время в плену у него находятся около 30 афганских военных, захваченных в ответ на задержание женщин из ИДУ. Он пригрозил, что казни заложников будут продолжены, если афганские власти не пойдут на обмен пленными.

Известно, что американское вторжение в Афганистан в 2001 году было изначально одобрено в Ташкенте. Там воспринимали иностранные жёсткие меры в отношении исламистских боевиков как возможность решить свои собственные проблемы, в том числе и с повстанцами. Однако предоставление поддержки США и НАТО имело и обратную сторону для Узбекистана как бывшей советской республики. Присоединив свой голос к геополитическому и экономическому усилению в Афганистане, Узбекистан оказался в ситуации наличия двух господ, когда ему приходилось менять свои долгосрочные интересы на краткосрочную выгоду.


В краткосрочной перспективе Узбекистану имело смысл призывать к снижению напряженности в Афганистане. Это сдвигало фокус с Узбекистана как потенциального союзника по военным операциям в Афганистане. Кроме того, это снижало общее ощущение взрывоопасности региона. Однако в отдаленной перспективе Афганистан стал долгосрочной угрозой для Узбекистана. И это несмотря на то, что страна находится в сравнительной безопасности, так как сохраняет плотный контроль над своим участком границы с южным соседом, а граничащая с ним афганская провинция Балх является одной и самых спокойных в стране. К тому же на севере Афганистана проживают около трех миллионов узбеков. Однако в условиях активизации террористических группировок в северных провинциях даже такой рубеж не может гарантировать полную безопасность. Поэтому в Ташкенте понимают важность защиты от угроз, связанных с дестабилизацией обстановки в афганской провинции Фарьяб, где недавно десятки тысяч афганцев и целый ряд заводов остались без электричества, поскольку талибы уничтожили башни электропередачи, идущие от государственной электростанции района Мары в Туркменистане до афганской границы.

По словам аналитика Службы национальной безопасности Узбекистана (СНБ) Бахтияра Шарафова, появление ИГ у самых «ворот в Среднюю Азию» означает, что потенциальная угроза превысила уровень терактов и боевых операций. «Современная война с ИГ и их подручными приобретает все больше и больше черты гибридной войны. Это комбинация военных и невоенных методов», — добавил он. «Мы не должны недооценивать постоянство и упорство, с которыми террористы создают проблемы в приграничных районах», — сказал политолог из Ташкента Садиков. «Сегодня ИДУ, финансируемое Тахиром Юлдашевым и Джумой Намангани, — это уже не самостоятельная организация, а разномастные боевики, которые за деньги предлагают свои услуги более мощным группировкам».

Наряду с внешней в Узбекистане существует угроза и внутренняя. «Из 5000 членов ИДУ около половины — выходцы из Узбекистана», — сообщил на анонимных условиях представитель СНБ. Они не из числа тех трёх миллионов этнических узбеков, что живут в Афганистане. Это узбекские граждане, завербованные ИДУ". Эти агитаторы ведут работу по подрыву государственной власти, вербуют тайных сторонников и провоцируют беспорядки. Так, по словам представителя МВД Самвела Петросяна, недавно жители Ташкента впервые столкнулись с открытой пропагандой ИГ в своём городе. На мосту по улице Амира Темура неизвестными было вывешено полотнище так называемого исламского халифата.

На угрозы террористических группировок реагируют не только узбекские спецслужбы, но и органы местной власти. Вот что рассказал в интервью «Средней Азии в интернете» лидер махаллы (института местного самоуправления в странах Средней Азии) Иззат Хамидов из Алмалыка (Ташкентская область). «Наша задача заключается в том, чтобы организовать большую просветительскую работу. Мы проводим собрания махаллы, приглашая не только активистов, но и людей, склоняющихся к радикальной идеологии, и показываем им видеоролики, снятые ИГ. Когда радикально настроенные люди видят эту мерзость — беззаконие, казни и другие убийства, издевательства над женщинами — почти все они понимают, что это тупик». К этому следует добавить, что начиная с января Фонд «Маданият ва Марифат» (фонд "Культуры и образования) проводит встречи с населением страны. На них сотрудники спецслужб и идеологические работники демонстрируют видеоматериалы о жизни в районах, где верховодит ИГ. Помимо просветительской работы, как мы отмечали, проводятся мероприятия по укреплению границы с Афганистаном. Однако понятно, что пока ИГ делает ставку не столько на силу оружия, сколько на нетрадиционные способы ведения войны, в частности, на идеологические диверсии. Так что их одними лишь заслонами на границах не остановишь. В Узбекистан, равно как и в другие страны Центральной Азии, их эмиссары будут проникать, как не ведающие границ грызуны — переносчики заразы. Ведь известно, что идеология ИГ представляется крайне привлекательной для «сил зла» со всего мира. И не только мусульманского. По сообщению издания O Estado de Sao Paulo, которое ссылается на данные правительства, группировка «Исламское государство» с целью вербовки боевиков, которые могли бы действовать как «волки-одиночки» на Ближнем Востоке, проникла даже на территорию Бразилии. Не лишне здесь вспомнить и то, как в своё время потянулись к афганским талибам представители узбекской оппозиции и как в Чечню «понаехали» любители повоевать со всего Ближнего Востока. Так что многие молодые узбеки будут поставлены перед выбором: ехать батрачить в Россию за гроши или же воевать за «Великую идею», причём за хорошие деньги.

Известно, что методы борьбы с ИГ и с его идеологией до сих пор не найдены. Это нашло подтверждение в недавнем выступлении заместителя постоянного представителя РФ при ООН Владимира Сафронкова на заседании СБ по афганскому урегулированию. Он призвал выработать программу "совместных действий в рамках ООН по недопущению расширения влияния террористической группировки ИГ. Из этого следует, что говорить о какой-то «помощи» Узбекистану преждевременно. Сама же страна является «лакомым куском» для последователей идеологии ИГ. Ссылки же на то, что узбекский народ уже давно стал «атеистическим», вряд ли уместны.

Автор Борис Саводян
Первоисточник http://www.regnum.ru/news/polit/1910913.html